pic_contacts 0 44 501 02 43
0 44 223 01 05
0 44 223 01 06

Страны и отели








Designed by:
English French German Italian Russian Ukrainian
Соловки

ОПИСАНИЕ
У Соловецких островов есть несколько героев. Конечно, главный из них – Соловецкий Спасо-Преображенский Ставропигииальный мужской монастырь, который основался на Соловках в середине XVв. В XVI - XVII был крупнейшим хозяйственником и собственником земли во всем Беломорье, да и потом не бедствовал, всегда оставаясь одной из самых знаменитых и почитаемых в России обителей вплоть до 1920 года, когда с приходом на острова Советской власти прекратил свое существование. Соловецкий монастырь вновь открылся в 1990 году. Конечно, он уже не тот, что был до революции: когда-то бесстрашные раскольники-иноки сражались с царскими стрельцами. Но монастырь растет. Медленно, но верно. Игумен монастыря, отец Иосиф, человек здравомыслящий, старается со всеми ладить. Но все таки иноки чувствуют себя осажденными. Их окружают музей, крайне неохотно расстающийся со своим имуществом, местные, считающие монастырь опасным чужаком. Монастырские стены прозрачны, по двору монастыря в любое время дня и ночи может гулять кто угодно. Число экскурсий в уикенды достигает несколькоих десятков. Инокам это не нравится. Но они умеют ждать. Кто знает, быть может, когда-то ворота монастыря вновь захлопнутся, как в те далекие времена, когда на остров не допускали даже женщин, а живородящий скот держали исключительно материковых вотчинах?
А пока монахи пытаются наладить хозяйство. Пытаются как-то жить.
Нынешние иноки, собственно говоря, могут не беспокоиться за свое будущее - их надежно прикрывает исчезнувшее, но не забытое величие прежнего монастыря. За таким прошлым - как за каменной стеной. Очень многие склонны сравнивать историю Соловков с российской историей в целом, здесь есть на чем сыграть, почва богатая, благодатная. Монастырь и вправду страшно русской, в той исконной, незатронутой ни татарщиной, ни неметчиной этнической и духовной чистоте. Хотя сейчас монастырь очень далек от своего прежнего процветания, пытается организовывать соловецкую жизнь по старинным монастырским уставам.
Другой герой - тюрьма. Тюрьма существовала на Соловках издревле, и, начиная с XVI столетия, туда ссылаются опасные государственные преступники. Власть быстро оценила все преимущества Соловков - и отдаленность, и суровые климатические условия, и, конечно, островное их положение, сводившее вероятность побега практически к нулю. Здесь томились граф Петр Андреевич Толстой, всемогущий победитель Меньшикова Василий Лукич Долгорукий, а также декабристы, раскольники, масоны, народовольцы. Таинственным образом монастырь и тюрьма соединяются в один из поклонных крестов на острове Анзер, на котором четко читается дата установки - 25 октября 1917...
Кемьперпункт - Кемская пересылка, прибрежный поселок, где содержались в
лагерные времена зэки перед отправкой на Соловки. В Кемьперпункте для них
начинался лагерь.
Монастырь поселка виден издалека, собственно говоря, весь ансамбль строился с учетом
того, как он будет постепенно представать перед паломниками. На стенах Кремля - оранжевый, ярко-оранжевый мох! Стены крепости сложены из огромных валунов, башни имеют коническое деревянное покрытие. Очень много Гауди, безупречное чувство декоративности, четкая логика праздника.
Следующая константа Соловецких островов - природа. Красота Соловков холодна, в ней чувствуется отстраненность от человека, она подчиняет себе архитектурные формы монастырских ансамблей, задает ритм жизни обитателей архипелага, и, вообще, воспринимается не как фон, а скорее как целокупный живой организм, существующий не только в собственно природных формах, но и в творениях человеческих рук, и в самих людях.
Фауна соловецкая немногочисленна. Зверей, скажем, насчитывается всего девять видов, из них три - мыши. Включая летучую. Из хищников - одни лисы. Были и волки, но их, по легендам, один из основателей монастыря отправил на льдинах вон с острова, чтобы не оскверняли пролитием крови святую землю.
Еще один герои жизни соловецкой - музеи, фактически единоличный хозяин архипелага с 1974 г. и вплоть до прихода монастыря, занимающийся охраной и реставрацией памятников Соловков, организующий потоки туристов.
Соловецкую живность размерами крупнее комара можно назвать кижами. Чья-то бабушка, как кто-то рассказал, считала, что кижи - это маленькие пушистые зверьки, которые обитают в тундре. Что ж, соловецкие божьи твари вполне под это определение подходили.
На Соловках живет 700 человек. Например, Михаил Галинский. Блестящий, великолепный мастер по дереву, вряд ли во всей стране найдется десяток человек, чувствующий материал так, как чувствует его он. Родом из Архангельска, на Соловках живет уже почти двадцать лет. Живет в крохотной каморке, зарабатывает на жизнь, сторожа Ботанический сад.
Летом же на Соловках много приезжих - это место экстерриториальное, где можно встретить и многих московских знакомых, и просто хороших людей. Все москали безошибочно выявляются по говору, а также по одежке - мало кто берет с собой пуховики, шапки, и прочие теплые вещи, совершенно необходимое в холодные соловецкие ночи. На крохотном клочке земли собираются историки, биологи, психологи, художники, и прочая публика, охочая до острых ощущений.
Хотите чудес соловецких - вот вам, например, такое чудо. Стоял в прошлом веке в соборе деревянный крест Помогал от зубной боли. Помогал по принципу симпатической магии - чтобы излечиться, надо было крест погрысть. Особо хозяйственные отгрызали кусочки и привозили домой, где от них исцелялись родственники и знакомые. И помогало! Впрочем, со всеми суевериями быстро разделалась революция.
Кажется, неуловимая муза истории на Соловках позволяет прикоснуться к своим одеждам , открывается для непосвященного, являя себя во всем своем ужасе и величии. если попытаться определить направление, в котором движутся Соловки как культурный феномен, это будет, что угодно, но не религия и не музей и не заповедник. Может быть, память нации? Память на уровне дыхания - с медленным собиранием того, что было потеряно и судорожным, стремительным, почти радостным истечением с трудом собранного и нажитого. Соловки - это организм, органика, биомасса, она живет и дышит. Как та огромная рыба, на которой, согласно некоторым мифологиям, покоится мир - люди ходят по этой твари, не ведая того, что она живая. Если переложить на личный лад, Соловки - место, которое никогда не станет твоим, но навсегда останется с тобой.